Лерман (Лизогубенко) Григорий (1915-2000)

Забытые страницы истории. Григорий Лерман (Лизогубенко).

  

Вторая мировая война по праву зовется самой кровопролитной, разрушительной трагедией за всю историю человеческой цивилизации. Казалось бы, в рамках столь важного исторического периода не должно забытых страниц. Однако, увы, на деле все иначе. Примером тому является история движения Сопротивления в Бельгии. Если в Европе что-то знают о существовании этого «лесного» фронта, или, как минимум, хотя бы раз о нем слышали, то в российских учебниках данному факту внимания и вовсе не уделяется. И это чрезвычайно странно, ибо внушительный вклад в развитие движения внесли именно наши советские партизаны. Потому хотелось бы прервать эту традицию и рассказать в данной статье об одном из героев тех событий. Его зовут Григорий Лерман, история которого нам известна с рассказа его двоюродной сестры Суламифь Лерман.

По окончании института, 18-летний Григорий получил назначение в часть на Западной границе в районе г. Львов. Оказавшись в приграничной зоне, они поняли, что дело плохо: они глубоко в тылу врага. Григорию пришлось уничтожить свои документы со знаками отличия и подобрать документы у одного из убитых немцами солдат. Хотя такие действия и не приветствовались в СССР, в той ситуации было лишь понимание, что в условиях еврейской политики, печально известной к тому моменту уже всему миру, если немцы узнают о его происхождении – он не выживет. С тех пор он перестал быть Лерманом Григорием Цезаревичем, лейтенантом и евреем. Он стал отныне Лизогубенко Григорием Ивановичем, рядовым и украинцем.

Григория схватили в плен в районе Западной Украины. Это произошло в одном из сел, где он ненадолго остановился со своим отрядом. Перепуганные крестьяне сдали Григория и его товарищей проходившим через это село немцам, гнавшим военнопленных в Германию.

Мысли о побеге закрались с самого первого дня. Григорию было невыносимо видеть отчаявшихся соотечественников, убитых пропагандистскими реляциями с радио о падении Москвы. Он твердо отказывался в это верить. Однажды, по счастливой случайности, в лагере прознали, что Григорий – отличный художник, когда он, в знак благодарности за проявленное одним немцем-конвоиром добродушие, нарисовал портрет его любимой. Молва о талантливом художнике дошла до высшего руководства лагеря, дело было поставлено на поток. Григория освободили от лагерных работ и выделили комнатку с зарешеченными окнами на первом этаже. Отсюда можно было бежать.

Тогда же произошла судьбоносная встреча Григория с Евгением Доценко, который отныне стал его верным товарищем и другом до конца своих дней. Они начали прорабатывать план побега, согласно которому они планировали через Германию, Швейцарию и Англию добраться до еще не оккупированного Мурманска, там вернуться обратно в строй и бить врага до последнего.

Однажды, под грохот очередной бомбежки союзниками близлежащих к лагерю территорий, Григорий выдавил из рамы ранее подпиленную решетку, и они с Евгением сбежали. Долго шли пешком, ориентируясь ночами по звездам, всячески стараясь обходить стороной села и деревни; добыли одежду, сменили униформу заключенных, чтобы не привлекать к себе внимания. Однако все не давал покоя один вопрос. Странная местность, люди разговаривали на совсем уже другом языке. Где же они оказались? Где же Швейцария?

Вскоре Григорий и Евгений попали в лесистую местность, где решили обосноваться и выкопать землянку, дабы пережить зиму. Однажды, в очередной раз отправляясь на поиски пропитания, они столкнулись с высоким мужчиной с ружьем наперевес. Он оказался местным лесничим. «Где же мы?» - непременно спросили товарищи. «Это Бельгия, Арденнские леса». При содействии лесничего, Григорий и Евгений вышли на участников бельгийского движения Сопротивления, решили вступить в его ряды. Позже они организовали отдельный партизанский отряд, в который вошли около 20 человек, куда вошли сбежавшие заключенных лагерей, который влился в бельгийский полк Сопротивления. Итак, новая жизнь отряда была чрезвычайно наполнена событиями. Они взрывали железные дороги, мосты, чтобы не пропустить немецкие эшелоны с живой силой и оружием на Восточный фонт. Убивали предателей. Совершали разнообразные диверсионные акции.

12 сентября 1944 года, когда Второй фронт уже был открыт, Григорий с отрядом после очередной операции вышли встретить союзников и передать им пленных. И вот, по шоссе ползли тяжелые американские танки. Увидев группу вооруженных людей, командир колонны остановил свою машину, приглядевшись, он легко соскочил с танка и побежал ребятам навстречу. «Я обнял его. Командир хлопнул меня по плечу и заглянул в глаза.»  - пишет Григорий.  «Русские?!» - изумлению командира не было границ, столь удивительно было встретить русских союзников так далеко от Восточного фронта. После прихода союзников на территорию Бельгии, задача партизан состояла в основном в зачистках оставшихся немецких частей.

По окончании войны Григорий явился в американскую комендатуру, откуда был передан советскому командованию, направившему его временно в фильтрационный лагерь для проверок. Но прошло полгода, не было видно конца этой лагерной жизни. Григорий сбежал из лагеря, но на этот раз уже в Киев. Как и хотел, он стал художником. Еще до лагеря королевой Бельгии Григорию Лерману был вручен орден Короля Леопольда II.

Григорий Лерман умер в Киеве в январе 2000 года в возрасте 85 лет.

История Григория Лермана-Лизогубенко, Евгения Доценко, других советских партизан, сражавшихся на территории Бельгии в рядах движения Сопротивления – это наша с вами история. Но если это так, как могут какие-либо ее страницы быть забытыми? Почему же мы об этом молчим, не рассказываем детям на уроках истории о героях западного фронта Сопротивления? Почему о них известно столь мало фактов? Нельзя позволить этим страницам оставаться пустыми, забытыми. Этот период ждет своих исследователей. Задача же нашего поколения добиться, чтобы все герои наконец-то обрели свои имена, получили заслуженные награды, чтобы была написана история движения Сопротивления, чтобы мы помнили, кто сражался за нашу свободу.

 

Автор статьи: Балашова А.А., студентка 3 курса Института Международных Отношений и Социально-Политических Наук (ИМОиСПН), Московского Государственного Лингвистического Университета (МГЛУ)

Статья приурочена к открытию музея движения Сопротивления в Бельгии.

Статья написана по материалам очерка Суламифь Лерман для журнала «Вестник» от 2000г.[1], по статье Владимира Володина для издания «Еврейское слово» от 2004г.[2], по материалам программы «Тайная война» на канале «Столица» от 2009г[3].

 

 

[1] Лерман С. Военная история моего кузена // журнал Вестник // Режим доступа: http://www.vestnik.com/issues/2000/1121/win/lerman.htm (дата обращения: 22.06.2020);

[2] Володин В. Второй фронт Григория Лермана // Еврейское слово // Режим доступа: https://web.archive.org/web/20071031125446/http://www.e-slovo.ru/195/6pol1.htm (дата обращения: 22.06.2020);

[3] Сценарий программы «Тайная война»// Информационно-аналитическое издание Чекист.ru // Режим доступа: http://www.chekist.ru/article/2732 (дата обращения 22.06.2020).